Современные террористы: Кто за ними стоит и кому это выгодно?

Современные террористы: Кто за ними стоит и кому это выгодно?

Независимые - оригинал статьи по ссылке

Эксперт по вопросам безопасности Виктор Михайлов и глава израильской партии "А-Хазон" Цион Алон в интервью Цви Зильберу обсуждают проблему глобального терроризма

Зильбер: Современный террор - кто за этим стоит и кому это выгодно? В Иерусалиме в старом городе недалеко от Стены плача улица, которая разделяет еврейский и мусульманский кварталы. Произошел теракт, в результате которого погиб 26-летний парень, репатриант из Южной Африки, а также четыре человека получили ранения. И самое примечательное в этой истории (израильтян терактами не удивишь, они происходят довольно часто): террорист был совершенно не типичный. Это был 42-летний мужчина, очень известный в Восточном Иерусалиме, отец большого семейства, женатый, довольно состоятельный, с постоянной работой, преподавал ислам, работал в муниципальной школе и был известной фигурой среди мусульманских жителей восточного Иерусалима, был завсегдатаем мечети Аль-Акса. Никто никогда не мог бы заподозрить, что зреет у него в голове. Он просто на улице выхватил беретту (по всей видимости, иорданского производства), это пистолет-пулемет, и начал палить в людей. Его, к счастью, быстро ликвидировали, в противном случае жертв могло быть гораздо больше.

Теракт на башни-близнецы был потрясением для всего мира. И с того момента террор перешел в какие-то более мелкие формы. В основном сегодня он сводится к каким-то точечным ударам. То есть человек никому ни о чем не говорит, вдруг садится, направляет свой автомобиль в толпу, или выхватывает нож, или выхватывает пистолет, начинает стрелять. Такие теракты очень сложно предотвратить. Что вы думаете по этому поводу? 

Михайлов: Вы совершенно правы. Эти теракты называют произведением волков-одиночек, их очень сложно каким-то образом предупредить. Существуют методики, тонкие, специальные программы, которые отслеживают поведение этих людей в социальных сетях: известно, что перед совершением такого теракта они пытаются о себе что-то сказать. Они здорово отличаются от обычных террористов тем, что никогда с места преступления не уходят - ждут, когда их арестуют, потому что они совершили шарду, они выполнили свой долг перед всевышним и этим гордятся очень. Два гражданина Узбекистана совершили таких два теракта (волки-одиночки). Один в США, Саипов и Акилов, в Стокгольме - два нашумевших теракта. Я бы хотел вернуться немножко раньше, потому что еще до 11 сентября и в Узбекистане были теракты в 1999 году и раньше, когда целый ряд маргинализированных молодых людей были выдавлены в Таджикистан, они участвовали в войне в Таджикистане на стороне таджикской оппозиции, потом перешли границу с Афганистаном, это уже было 4 тысячи боевиков. Они создали такую знаменитую группировку "Исламское движение Узбекистана", потом "Исламское движение Туркестана". Из нее выделилась очень известная группировка "Союз исламского джихада", которая готовила специалистов минно-взрывного дела. Они совершали эти теракты и во Франции, и в Германии - Зурленская четверка проходила обучение в Узбекистане среди узбекских тренеров. Здесь огромный комплекс всевозможных составляющих: идеологических, уязвимостей, которыми пользуются их вербовщики и идеологи, радикализация, с которой сталкиваются и в которую погружены молодые ребята, условия, которые создаются, и, конечно, финансирование. Когда меня кто-то спрашивает, можно ли покончить с терроризмом - за одну секунду, только надо перестать давать этим людям деньги.

Зильбер: Как террористы умудряются получать деньги, что мы не можем на это никак повлиять?

Михайлов: Не будем забывать, что в террористических организациях воюют десятки тысяч человек по всем странам мира. И если собрать всех, кто так или иначе воюет под идеологией "Аль-Каиды" или ИГИЛ, это несколько десятков тысяч человек. Оружие, боеприпасы, обмундирование, медикаменты, какие-то деньги они получают, у них есть жены, дети, - все это каким-то образом надо кормить. Конечно, то, что было пять-семь-восемь лет назад, и сегодня здорово отличается. Например, узбекские террористы в Афганистане сегодня получают порядка 20 долларов в месяц, а в Сирии 30 долларов, это совсем не то, что было пять-семь лет назад, с деньгами стало сложно. Но проблема в том, что деньги дают не просто какие-то отдельные люди - это целые холдинги, финансовые фонды, которые контролируют государства, очень сложный процесс контроля. Но самая страшная проблема - конечно, радикализация и идеология, которая может таких ребят-одиночек толкнуть на совершение теракта, особенно как сейчас в Израиле, когда теракт совершил взрослый человек, казалось бы, никоим образом не связанный с юношеской радикализацией.

Зильбер: Недавно Великобритания признала ХАМАС террористической организацией и нам обещает, что это значительно усложнит его финансирование. Австралия на днях признала "Хезболлу" террористической организацией, тоже нам говорят, что это усложнит ее финансирование. В Израиле тоже постоянно говорят - отрезать источники финансирования террора. Все это понятно: если у террористов не будет денег, то не будет и террора. Но почему этот процесс происходит так медленно или вообще не происходит?

Алон: Мне непонятно, почему этот процесс происходит так медленно, начнем с этого. Я недавно оказался в банке, мне нужно было положить на свой счет наличными 1200 шекелей (чуть меньше 400 долларов), они у меня были в кармане, подумал: зайду и положу на свой счет. Мне не дали возможности это сделать. Пришлось звонить в город, в отделение, в котором у меня счет, говорить с начальником. Я мог развернуться и выйти спокойно, но мне было непонятно, почему я не могу на свой собственный счет положить 1200 шекелей. Это не сумма 100 тысяч долларов, 2 миллиона, 20 миллионов. А ведь когда мы говорим о финансировании терроризма, речь идет об очень крупных траншах, о систематических переводах, о международных переводах. Мы не можем сделать никакой международный перевод без того, чтобы не заполнить целую декларацию со свифт-кодами. Я склонен считать - пусть это и звучит заманчиво, в сторону конспирологии, - что если звездочки загораются, то кому-то это очень нужно. Вопрос, кому, когда и зачем, - к тем кругам, которые профессионально занимаются темой террора, неким институтам власти в разных странах и организациям, которые отвечают за нашу безопасность. Но несомненно, что если простой обычный гражданин не может положить на свой собственный счет в банке менее 400 долларов без того, чтобы два раза не переговорили с начальником отделения, тем более что это попадает под категорию обычных вкладов, то с финансированием международного терроризма давным-давно можно было разобраться, было бы на то желание и воля.     

Зильбер: Иными словами, американские законы, которые приобрели международный статус, о борьбе с финансированием террора, о борьбе с коррупцией, с какими-то криминальными деньгами, в конце концов, ударили по простым гражданам, которые сегодня не могут положить себе на счет 400 долларов. А террор как финансировался, так и продолжает финансироваться, и им это нисколько не препятствует.

Алон: Я предполагаю, что все настоящие, нормальные, корректно подготовленные, аккуратно и грамотно созданные коррупционные схемы спокойно продолжают работать. Кому куда нужно, все, что нужно, заносится и выносится. Поэтому коррупция отдельно, тема террора отдельно. Это, конечно, красивая песня и красивые слова для того, чтобы объяснить, почему идут какие-то новые бюджеты на то, чтобы бороться с террором, вместо того чтобы взять и перестать делать те транши: разведслужбы прекрасно понимают, что что-то идет в серой зоне, что-то идет черным налом. Я уже не говорю о том, что мы имеем, скорее всего, огромное количество переводов, которое просто элементарно в электронном виде отслеживаются. Но хочу предвосхитить события. Возможно, мы скоро столкнемся с новым видом сопротивления, неожиданным. Оно связано с давлением государства по теме ковида. Я предполагаю, что та часть населения, которая все еще продолжает активно не принимать бурно развивающийся этатизм, проявленный, в частности, в каждой отдельной стране (но это на самом деле глобальный характер носит), сочтет его за проявление тоталитаризма, и, как явление параллельно создающееся по природе своей, как некий баланс, мы будем наблюдать переход ковид-сопротивления в то, что в дальнейшем классические специалисты назовут ковид-терроризмом.

Зильбер: То есть ты предполагаешь, что движение против вакцинации в конце концов может трансформироваться в какие-то террористические группировки?

Алон: Это даже не движение против вакцинации, это движение за возвращение тех прав, с ощущением которых жили люди в разных странах.

Редакция не несет ответственности и может не соглашаться с мнением автора, которое он высказывает в блогах на страницах "Независимых"

блоги интеллектуалов

то, что читаем