"Кормила кошачьей едой": Стоит ли доверять няням?

Независимые - оригинал статьи по ссылке

Российский семейный юрист Ольга Крылова, украинская няня Елена Недерзкая и российский семейный психолог Алина Синельникова в интервью Юлии Литвиненко рассуждают на тему найма нянь для ухода за детьми

Литвиненко: В Симферополе няня избила ребенка с диагнозом ДЦП, после чего он скончался. Семилетний мальчик был найден в частном доме. Медики выяснили, что он умер из-за черепно-мозговой травмы. В Следственном комитете России сказали, что няня задержана. Ведомство возбудило дело по статье об умышленном причинении тяжкого вреда, повлекшего за собой смерть. К сожалению, таких историй сотни тысяч. Мы будем говорить о том, как должен работать и контролироваться институт нянь. Нужны ли камеры, нужна ли специальная система контроля за этими людьми? Как обезопасить, как защитить своего ребенка, чтобы предотвратить подобные трагедии?      

Еще ситуация: родители нашли свою четырехлетнюю дочь на бульваре - она стояла с протянутой рукой и пела песенки. Няня сидела неподалеку на лавочке и контролировала действия бродячей артистки. Следующее сообщение: ребенок плохо засыпал, когда пришла няня, засыпал буквально за 5 минут. Когда она уволилась, родители нашли припрятанные четвертинки снотворных таблеток и соску с винным запахом. Еще одно сообщение: няня ребенка кормила кошачьей едой. Ребенок ест из миски домашнего животного - ее это веселило и забавляло.

Семья может требовать уголовного заключения за все те издевательства, которым подвергаются дети, в случае, если будет доказана вина няни?

Крылова: Я точно знаю, что няня, как и любой другой человек, будет нести ответственность в соответствии с уголовным кодексом, если ее деяния непосредственно попадают под статью. Те случаи, которые вы приводите, можно как-то попытаться их квалифицировать как преступление. Когда ребенка кормили кошачьей едой, когда ему давали снотворное - это можно уже квалифицировать как преступление. И, конечно, в таком случае родители могли и обязаны были обратиться в правоохранительные органы для того, чтобы было возбужденно уголовное дело. Потому что здесь шла речь о здоровье и даже о жизни ребенка. Если мы говорим о каких-то разовых действиях няни - грубо обращалась с ребенком или еду просроченную могла дать, то, конечно, здесь не идет речь о преступлениях.

Литвиненко: Я задала этот вопрос, потому что часто родители пытаются не выносить сор из избы и не привлекать к ответственности няню, они ее увольняют и вообще предпочитают забыть. Алина, сталкивались ли вы с такими детьми, которые испытывали некие проблемы, после того как няня переходила допустимые нормы?

Синельникова: Я с такими детьми не сталкивалась. Прежде чем брать няню, мама должна очень хорошо подумать. И не столько какую она возьмет, а насколько вообще она готова своего ребенка передоверить другому человеку. И сделать все возможное, чтобы быть рядом с ребенком. Ему крайне важно присутствие родителя, особенно мамы, в возрасте до 7 лет.

Литвиненко: Но современные мамы не могут себе этого позволить. Я могу предположить, почему женщины обращаются к услугам няни. Все это связано с их детскими страхами, системой младших дошкольных учреждений. Это какие-то детские травмы, которые пережиты были родителями, поэтому они хотят защитить своих детей, не доверяют системе детских садов, каких-то подготовительных курсов. Они считают, что некая приватность, няня, гувернантка - это панацея.

Синельникова: Помимо того, что есть насилие, о котором мы говорим, дети делают очень простые выводы, у них нет какого-то анализа. "Раз меня отдали чужому человеку, меня мама не любит". Это тоже травма для ребенка, если мы говорим о детских травмах. Конечно, это не всегда так.

Литвиненко: Это проблема коммуникации, мама должна объяснить, почему она это делает.

Синельникова: Если мы говорим о маленьких детях, для них эти объяснения ничего не значат.

Литвиненко: Работать с детьми - тяжелый крест. Дети бывают очень разные, но мне кажется, что с любым ребенком можно договориться. Елена, с какими трудностями вы столкнулись? Можно ли выстроить беспроблемную коммуникацию? Ну и потом - как защитить и няню, и ребенка, потому что родители бывают разные? Надо ли, чтобы няня была предупреждена о том, что за ней ведется наблюдение, в то время когда она остается один на один с ребенком?

Недерзкая: Профессиональную няню, которая много лет работает с детьми, не напугаешь никакими камерами, ничем. Человек делает свою работу, и он не будет делать того, что запрещают родители. А родителям нужно изложить свои требования, рекомендации, то, что они просят и хотят. Изложить в письменном виде, тот же режим дня должен быть расписан: в какое время ребенок ест, в какое спит, что и как. Они еще на самом собеседовании должны предупредить, что хотят видеонаблюдением пользоваться. Это хорошо как и для родителей, так и для детей, и для няни. Есть, конечно, такие няни, которые не могут работать, мне девочки говорят, что система "умный дом" плохо действует. Но наше законодательство не рассматривает профессию няни, у нас такой нет. Есть няня детского сада. Прямой какой-то защищенности или должностных обязанностей нет. Обо всем договаривается работодатель с няней, это все индивидуально. И потому я считаю, что очень хорошо, когда есть система видеонаблюдения. Но есть законодательство о защите персональных данных, которое не позволяет использовать данные видеонаблюдения, и потому здесь надо говорить непосредственно с человеком, который работает с ребенком. Случаи бывают разные. Некоторые няни работали по несколько лет в семье, потом что-то случается и родители не могут поверить, что няня могла что-то подобное сделать. Что касается детей, я считаю, что профессионал, специалист может с любым ребенком найти общий язык.   

Литвиненко: Очень часто родители пользуются услугами профессиональных агентств, но очень часто няню ищут друзья друзей по рекомендациям, тут как повезет. Дайте несколько практических советов, на что важно было бы обратить внимание. Какие следует задать вопросы на собеседовании, когда вы нанимаете на работу няню?   

Недерзкая: Первый вопрос - расскажите о себе. Мама, которая общается с потенциальной няней, в рассказе о себе может считать какую-то информацию.

Литвиненко: А рекомендации с прошлого места работы насколько важны?

Недерзкая: Человек рассказывает о себе, дальше дает подтверждающую документацию, рекомендационные письма. Не все агентства практикуют их, потому что их можно написать и договориться с тем, кому написали.

Литвиненко: Все дети разные, кому-то нужен детский сад, а кому-то индивидуальный подход. Что бы вы посоветовали, чем должны руководствоваться родители при выборе воспитателей для своих детей - детский сад или няня?

Синельникова: Тут все индивидуально, общие рекомендации дать очень сложно. Для социализации ребенка очень хорошо находиться с детьми, в детском саду, где есть игры. С детьми сейчас много занимаются, сейчас много есть частных садов, если родители хотят себя обезопасить. Что касается нянь - действительно ситуации бывают разные. Каким-то детям некомфортно ходить в группу в каком-то возрасте и им гораздо комфортнее будет с няней. Я согласна с Еленой: в первую очередь нужно провести беседу, неформальную, откровенную. Здесь мы можем полагаться только на свою интуицию. Я бы хотела посмотреть на реакцию ребенка первоначальную, как он отнесся к няне. Дети очень хорошо все чувствуют, их словами не обманешь. Может, поговорить с няней, чтобы провести первые несколько дней вместе - вдвоем, втроем, вчетвером с папой. Если получается, хотя бы 2-3 дня. Это даст родителям более ясную картину.

Литвиненко: Дети плачут, когда их ведут в детский сад, но это не значит, что их там обижают. Как им объяснить? А родители этим принципом и руководствуются: ну поплачет и перестанет. Ребенок просит: не хочу оставаться с няней, а они думают - ну мало ли, детский каприз. Насколько важно учитывать поведение ребенка? 

Синельникова: Смотря о каком возрасте мы говорим. Когда ребенок совсем маленький, естественно, трудно будет разобраться с причиной его слез. Первая причина нам будет понятна - мама уходит, его отрывают и передают чужому человеку. Если ребенок постарше, уже может что-то говорить - надо слушать. Не просто отмахиваться "ты говоришь всякую чушь", а ориентироваться на то, что он чувствует рядом с няней. Может, ему страшно, может быть, что-то еще. Придавать этому большое значение, насколько комфортно он себя чувствует, что его беспокоит. Ребенок всегда говорит правду, только не всегда может правильно подобрать слова. Надо своего ребенка знать и понимать, что он хочет сообщить.

Литвинеко: Насколько человека, склонного к насилию, можно определить на собеседовании? Есть какие-то крючки, уловки, которые родители могли бы использовать, чтобы обезопасить и защитить себя и своих детей?

Синельникова: Здесь нужно обращать внимание, сочувствует человек или нет. Можно рассказать какую-то историю, просто обсудить в неформальной беседе. Посмотреть, насколько няня склонна к эмпатии, потому что это важно. Насколько няня прониклась чем-то, когда ей рассказали что-то о ребенке. Либо она безразлична, либо она ходит в своих мыслях, либо она как-то жестко говорит - в беседе это иногда можно понять даже неспециалисту.

Литвиненко: То есть первый признак - отсутствие эмпатии. На что еще нужно обратить внимание?

Синельникова: Какие вопросы няня будет задавать. Спросить ее, какие сказки ребенку собирается рассказывать, что они на прогулке собираются делать. Няня может быть хорошей, но если она несколько "роботизирована", вряд ли ребенку будет комфортно.

Недерзкая: Действительно, дети чувствуют больше. Важна их оценка, когда они рады видеть тебя, когда они счастливы от этого, когда им интересно заниматься, интересно выполнять задания по математике, по языку, которые на занятиях в школе неинтересны, а с няней интересно.

Редакция не несет ответственности и может не соглашаться с мнением автора, которое он высказывает в блогах на страницах "Независимых"

блоги интеллектуалов

то, что читаем