prev news Казахстан в огне, а Украина в страхе: Путин...
Алихан Смаилов

Новое правительство Казахстана: Как изменится политический курс страны?

Георгий Цихисели

Российский политический аналитик Павел Шипилин в интервью Георгию Цихисели эксклюзивно для интернет-канала "Независимые" комментирует назначение нового состава правительства Казахстана и как это повлияет на политический курс страны

Цихисели: Задачи перед новым правительством поставлены очень амбициозные, их можно разделить на две группы. Первая - обновление кадров. Вторая - социальная справедливость.

Изложу кратко часть выступления Токаева сегодня, что нужно убрать излишние препоны, барьеры для поступления на государственную службу - она должна быть открыта любому казахстанцу. Далее - нужно легко прощаться с безынициативными чиновниками, которые просиживают штаны. Эта часть выступления - это программа выкорчевывания назарбаевских кадров из бюрократического аппарата Казахстана?

Шипилин: У меня такое впечатление, что Токаев едва-едва, только сейчас начинает ощущать себя президентом. По крайней мере он надеется, что все самое главное позади. Конечно, он будет подбирать какие-то кадры. Мне кажется, что он не до конца пришел в себя после событий, которые происходили в течение недели. Он сейчас приободрен, потому что ему удалось сбросить с себя ярмо назарбаевское, и теперь озадачен тем, что будет подбирать новые кадры. В истеблишменте все кадры назарбаевские, включая самого Токаева. И среди этих опытных управленцев найти тех, кто будет предан теперь уже ему, - это задача сложная, потому что вокруг него сорняки назарбаевского посева.

Цихисели: Тот же Смаилов долго был помощником Назарбаева. У вас есть ощущение, что некая договоренность достигнута? Когда уходил Ельцин, была договоренность, что четыре года премьер-министром будет Касьянов. Смаилов - это "Касьянов штрих" или это токаевский кадр?

Шипилин: Это самая большая загадка. Когда Ельцин уходил, он об этом объявил публично, мы все это видели, перед Новым годом, а Назарбаева пока никто не видел. Может, человек с выбитыми зубами и синяками по всему лицу. Все эти слухи, которые доходят от пресс-секретарей, от Лукашенко о том, что якобы он сказал, меня не убеждают. Очень просто сейчас сказать лично, что он поддерживает Токаева, полностью одобряет его действия, Назарбаеву было бы совсем не сложно, однако почему-то этого не происходит. Естественно, версия о том, что Токаев - некий кукушонок, которого посадили в гнездо и он своими крылышками раскидал всех, включая самого Назарбаева, - у меня такое ощущение возникает. Пока не увижу Назарбаева, я от этого ощущения не смогу избавиться. Мне будет казаться, что это игра Токаева, а не какие-то договоренности с Назарбаевым. Я не удивлюсь, если выяснится, что сегодня он диктует Назарбаеву, а не наоборот.

Цихисели: Один момент, который меня привлек в выступлении Токаева. Суть такая: благодаря первому президенту в стране появились многочисленные прибыльные компании, "мы знаем этих людей поименно", и дальше предложение, чтобы эти люди каждый год вносили в некий фонд, который называется "Народу Казахстана", какие-то средства. Это раскулачивание назарбаевского клана?

Шипилин: Я думаю, что это пока что риторика победителя в противостоянии, которое, по всей вероятности, уже закончено, хотя никто толком не знает. Но, тем не менее, риторика победителя, обещание народу, что он всех выведет на чистую воду. На самом деле мы понимаем, что Токаев - это часть той же самой элиты, которая знает всех поименно. Может, это намек на сведение счетов с назарбаевскими друзьями или коллегами. Я не думаю, что Токаев будет пока что рубить головы, устраивать социализм, - нет. Мне кажется, он человек в здравом уме, и я думаю, что он предпочтет договариваться. Если происходит государственный переворот и инициатором, к примеру, является Токаев, то он прекрасно понимает, что его может ждать та же самая участь, когда придет его срок.

Цихисели: Поговорим о борьбе с олигархами. Идет ли сейчас дело к переделу собственности? На Западе люди прагматичные, их прежде всего волнует судьба инвестиций. Нужно ли западным партнерам, крупному бизнесу беспокоиться о сохранности инвестиций в экономику Казахстана либо о национализации?

Шипилин: Я думаю, что ни западных, ни восточных это все не должно беспокоить. Он обеспечит эту преемственность, обеспечит сохранность бизнеса, и британского, и американского. Зачем ему ссориться, он прекрасно понимает все. В этом смысле я не беспокоюсь, так же, как я не беспокоюсь о национализации. Я думаю, что мы еще услышим о какой-нибудь национализации, приватизации, но будет ли это относиться к тем богатым казахстанцам, приближенным к Назарбаеву и остающихся ему верными, с которыми должна быть достигнута договоренность, что они верны Токаеву, а не Назарбаеву? Для ослушавшихся тут возможны санкции, какие-то публичные кампании по приватизации, по национализации или посадят кого-нибудь. Такие ситуации возможны. Чем богаче человек, тем лучше он понимает, что с властью нужно дружить, а не идти на конфронтацию. Но опять же, перед людьми будет такой серьезный выбор, хотелось бы понять: власть Назарбаева остается или нет. Этот момент очень важен. Опять же, мы не видим ни дочерей, никого. Люди, которые обладают активами серьезными, озадачены, они не понимают, насколько система остается еще верна. Мы видим, что одного из основных игроков подручных назарбаевских арестовали. Всех ли арестовали - мы тоже не знаем.

Цихисели: Самой показательной и самой поучительной поркой была бы прилюдная порка одной из дочерей Назарбаева. Как думаете, им грозит что-то подобное?

Шипилин: Это зависит от тех договоренностей, которые будут достигнуты с Назарбаевым. Он все же елбасы. Мне кажется, что Токаев не революционер, мне кажется, что он эволюционер и предпочтет договоренности. Условно говоря, он не может посадить в тюрьму Назарбаева - это означает уничтожить символ Казахстана. Скорее он будет потихоньку получать больше власти. Что касается дочерей - это предмет переговоров с Назарбаевым. Токаев изменился: из временно исполняющего обязанности президента, который должен был передать власть, он превращается в основного игрока. Поменялись все правила. Я не удивлюсь, если Назарбаев просто изолирован от мира, где нет ни телефонов, ничего.

Цихисели: Как вы считаете, Назарбаев просчитался с Токаевым?

Шипилин: В конечном итоге просчитался, если придерживаться той версии, которой придерживаюсь я. Токаев стал президентом, огромное количество полномочий, много бумаг нужно подписывать: эта функция повседневная, которую он должен выполнять, но в какой-то момент ему начинает мешать Назарбаев, он вмешивается в управленческий, технологический процесс. Видимо, в какой-то момент это стало вызывать раздражение. Мне кажется, что в какой-то момент Назарбаев решил, что с Токаевым пора заканчивать. У Назарбаева не было уже полномочий сместить Токаева, он поручил это Масимову, пообещав, что президентом станет именно он. Мне кажется, такое вполне могло произойти. И вот почему так сдержан, но явно зол Токаев на исполнителя Масимова и почему он так изолировал Назарбаева. Мне такая версия кажется непротиворечивой.

Гарри Каспаров: Украина для Путина - уродливое детище... next news

Новости по теме