Империя отпраздновала свадьбу: Откуда такое внимание к потомкам дома Романовых?

Империя отпраздновала свадьбу: Откуда такое внимание к потомкам дома Романовых?

Независимые - оригинал статьи по ссылке

Российский политолог, кандидат исторических наук Сергей Станкевич в интервью украинской журналистке Юлии Литвиненко раскрывает природу повышенного внимания к потомкам династии Романовых

Литвиненко: Насколько это событие имело церемониальный характер? Это какой-то знак, символ для теперешней эпохи?

Станкевич: Это событие, венчание Георгия Романова, не организовывалось государством и государственного значения прямого не имело. Это общественное мероприятие. На сегодняшний день в мире существует несколько сотен потомков рода Романовых, более близких или менее близких. Они в достаточно сложных отношениях друг с другом находятся. Какого-либо наследника с доказанными и признанными правами на наследование российского престола ни у кого нет. В этой связи всё, что происходит в семье Романовых, рассматривается российским государством как общественное и общественно-мемориальное дело. Государство не возражает, чтобы это происходило, не ограничивает этого рода активность, но напрямую на высшем уровне в ней не участвует и ее не организовывает.  

Литвиненко: Шойгу всё-таки влепил выговор, его возмутило использование военных в частном мероприятии, потому что это дело не государственной важности. Глава министерства обороны Шойгу привлёк к дисциплинарной ответственности должностных лиц Западного военного округа, отправивших военнослужащих на церемонию венчания. Мы живем в меняющемся мире, у нас в Украине постоянная дискуссия, вокруг чего стоит строить государство - вокруг нации, истории нации или вокруг доверия к сильным институтам государственного управления. В России тоже время от времени такие вопросы возникают. Я видела в соцсетях новый виток разговоров о том, что, может, действительно вернуться к монархии. Как вы полагаете, к чему все эти разговоры? Есть ли действительно у людей запрос на восстановление справедливости и возобновление истории?  

Станкевич: У этих разговоров как раз есть серьёзное основание, и разговор ведётся давно, тема не исчерпана, наоборот, будет всё больше и больше актуализироваться. После распада СССР Россия не сделала того, что сделали другие республики. Многие республики восстановили прерванный большевистским переворотом ход своей государственности, восстановили преемственность своей истории. Кто-то, как балтийские республики, свою преемственность ведут от постбольшевистских режимов, кто-то более древний ход своей истории видит. Россия, к сожалению, этого не сделала. Я когда-то работал в качестве первого советника у первого президента России Бориса Ельцина. В 1991 году мы с ним обсуждали эту тему. Я предлагал ему принять на уровне парламента специальную декларацию о национально-исторических корнях российской государственности, где как раз и отметить все вопросы, что мы восстанавливаем историческую традицию нашей государственности, что она вбирает в себя и имперский период, и советский период, выборочно наследуя что-то, что-то отвергая.    

Литвиненко: Ельцин не согласился?

Станкевич: Он несколько раз с интересом это обсуждал и задавал вопросы, но в конце концов не решился, считая, что это кого-то заденет, кого-то обидит, где-то породит конфликты. А где-то у многих породит опасения, что Россия восстановит старую царскую империю и предъявит всем претензии на этом основании. Была ещё одна важная причина: тогда в парламенте доминировали коммунисты или примыкавшие к ним группировки, и провести такую декларацию через тогдашний парламент было практически невозможно. Все эти речи были в 1991-1992 году, а в 1993 году дошло до стрельбы из танков в Москве, как раз по ходу конфликта между Кремлём и парламентом, так что тогда парламент на это не пошёл. Может быть, решимся сейчас, дело-то нужное на самом деле, важное. Кстати, тогда и объявились представители этой ветви Романовых: Мария Владимировна, великая княгиня, и её потомок. Их принимали и благожелательно опекали, им помогали. Одно время даже рассматривался вопрос о том, чтобы придать русскому императорскому дому, возглавляемому Марией Владимировной (это пока не формальная организация), государственный церемониальный статус, отдельным законодательным актом. Это встретило ещё большее сопротивление.          

Литвиненко: Мне кажется, сейчас это как никогда актуально. Любому народу нужно это мифотворчество, история, легенда. Мы видим в некоторых государствах этот процесс покаяния. Вы полагаете, что этот вопрос не закрыт, Россия к этому ещё вернётся?

Станкевич: Россия обязательно вернётся, собственно, уже возвращается к теме восстановления преемственности в развитии нашей государственности от имперского периода. Здесь пока у нас огромная лакуна, белое пятно, которое надо заполнить. Что касается придания официального статуса Марии Владимировне и Георгию, думаю, что нет - этот поезд ушёл, и правильно. Потому что в том числе среди Романовых нет единства и согласия. Более того, серьёзные специалисты, не имеющие личного интереса в этом деле, изучающие тему, в частности, законодательства Российской империи, касающуюся наследования, даже титулования, исследовали, можно ли Марию Владимировну титуловать как "Ваше величество". Выяснилось, что нельзя ни в коем случае. И даже "Ваше императорское высочество" для неё не подходит, исходя из законов Российской империи.

Литвиненко: Как же быть, как же выйти из этой истории? Кого-то же нужно предъявить как олицетворение дома Романовых?

Станкевич: Пусть они соберутся на какой-то конгресс Романовых, поспорив друг с другом и предъявив серьёзные аргументы, решат этот вопрос без вмешательства - до поры до времени - российского государства. Но, говоря серьёзно, о восстановлении монархии речь не идёт и о восстановлении имперской традиции в том смысле, что мы теперь все права империи себе тоже присваиваем, тоже речь не идет - это неконструктивно и опасно. Вы очень точно сказали про миф. Часто в общественном сознании миф воспринимается как что-то несерьёзное и эфемерное - нет. Любое государство имеет государствообразующие мифы - это крайне важная вещь. И этот самый государствообразующий миф, связанный со всей тысячелетней историей российской государственности, он нам крайне нужен для консолидации страны, для гражданской правильной нации, но у нас останется первая российская республика. После трёх империй - московской, романовской и советской - у нас первая республика, и мы не должны её отдавать никому.

Литвиненко: Как вы думаете, важно, кто будет локомотивом этой идеи? Мне кажется, что имеет значение для России, кто возглавит. В силу последних событий вручения премии нобелевской журналисту - кажется, это как раз поворот к возврату к каким-то старым добрым смыслам, ведь шоу-бизнес не должен победить маленькую интеллектуальную часть. Как вы полагаете, если это действительно будет востребовано, этот запрос у гражданского общества будет, то кто это движение возглавит?

Станкевич: Вы абсолютно правы, что происходит карнавализация политики во многих странах, и в России, и в Украине тоже. Чрезмерная карнавализация, превращение её в какое-то бесконечное шутовское шоу, в борьбу троллингов и антитроллингов. Всему этому должны какие-то быть пределы, конечно. Столь серьёзными темами - история, традиции, государственность национальная, государственное строительство, символы, пантеон героев, национальные мемориальные события - всем этим должны заниматься серьёзные люди, с профессиональной подготовкой. Делать это нужно очень ответственно, без авантюризма, без таких вот залихватских экспериментов. Надеюсь, что эта линия всё-таки восстановится. 

Литвиненко: Насколько этот интерес есть среди школьников, среди молодых людей, которым действительно интересна история? Важен для человека XXI века этот вопрос самоидентификации? Они же все сплошь космополиты. Или всё-таки наступает момент, когда возникает вопрос, кто ты?       

Станкевич: Для того, кто в принципе воспринимает жизнь легко и кто видит жизнь как цепь лёгких заработков и бесконечных удовольствий, - ему, возможно, это всё и не нужно. Таких людей много. Профессии блогера и брокера - одни из самых востребованных. Но тем не менее в каждом обществе есть ответственная национальная элита, по крайней мере должна быть. От неё во многом зависит национальное историческое сознание и выработка такой долгой политики. Гумилёв таких людей называл людьми долгой воли. Они никогда не будут в большинстве, но их роль очень серьезная и незаменимая. Я думаю, рано или поздно любое общество порождает такую элиту - это элита доверия и развития. Кстати, недавно смотрел выступление вашего Петра Толочко, крайне уважаемого в профессии человека, академика, блестящего специалиста - все его книги прочёл. Книги этих историков на любых языках (он издаётся и пишет и на украинском, и на русском) наверняка будут читать в обеих наших странах. Вот таким образом и надо относиться к национальной истории.                   

Редакция не несет ответственности и может не соглашаться с мнением автора, которое он высказывает в блогах на страницах "Независимых"

блоги интеллектуалов

то, что читаем