Рост инфляции в США: Тревога нарастает

Рост инфляции в США: Тревога нарастает

Project Syndicate - оригинал статьи по ссылке

В США растёт список товаров и услуг, на которые повысилась цена; инфляция наблюдается и во многих статьях расходов бизнеса. Чего стоит ждать дальше?

Федеральная резервная система США (ФРС), со своей стороны, подчёркивает, что начнёт обдумывать повышение процентных ставок лишь после того, как завершит сворачивание программы ежемесячных покупок активов, а это, судя по нынешним темпам сворачивания, произойдёт примерно в июле 2022 года. Однако некоторые члены Федерального комитета по открытым рынкам, который устанавливает ставки в ФРС, обеспокоены, что к тому времени центробанк сильно отстанет от кривой инфляции, и это вынудит его повышать ставки резче, выше и на более длительный срок, чем ожидалось. Именно поэтому вице-председатель ФРС Ричард Кларида недавно намекнул, что ФРС может обсудить ускорение процесса сворачивания (чтобы можно было быстрее начать повышение ставок), когда члены комитета вновь соберутся на своё заседание в декабре.

Несмотря на растущие (хотя часто невысказанные) тревоги в ФРС, руководители центробанков сегодня не считает инфляцию проблемой. В прошлом такой уровень инфляции, как сейчас, заставил бы их расправить плечи, решительно посмотреть в телекамеры и заявить: "Мы ненавидим инфляцию и убьём её" (или что-то подобное). Однако сегодня они скорее оправдывают инфляцию, заверяя общество, что она просто сама пройдёт.

Очевидно, что затяжной период низкой инфляции после мирового финансового кризиса 2008 года, когда ФРС с большим трудом пыталась повысить темпы инфляции до целевого уровня 2%, оставил глубокий след на психике его руководителей. Явная опасность сегодня в том, что они могут продолжать вести войну, которая уже закончилась. Но даже если они не попадут в эту ловушку, из-за структурных изменений внутри центральных банков (и в политическом климате в целом) их руководство сегодня сильнее сопротивляется повышению процентных ставок, чем в прошлом.

Для адаптации к допандемическим условиям низкой инфляции ФРС изменила свою инфляционную политику, собравшись таргетировать усреднённую инфляцию за некий (до сих пор неопределённый) период. Это означает, что ФРС может терпеть высокую инфляцию некоторое время и не подвергаться при этом критике за то, что отстаёт от кривой инфляции. Это было потенциально полезное изменение в период, когда ключевой задачей считалось повышение инфляционных ожиданий в обществе. Прошли те дни, когда применялся старый афоризм центробанков: если вы смотрите в глаза инфляции, значит уже слишком поздно. Теперь ФРС была готова смотреть в глаза инфляции какое-то время и начать действовать, лишь убедившись в том, что она не снижается.

Кроме того, новая политика ФРС ставит намного более сильный акцент на обеспечение широкого и инклюзивного прироста занятости. Поскольку исторически обездоленные меньшинства в США обычно нанимают на работу в последнюю очередь, подобное изменение означает, что ФРС потенциально готова дольше, чем раньше, терпеть недостаток предложения на рынке труда, и что она с большей гибкостью будет управлять разгорячённой экономикой, что полезно в ситуации слабого спроса. Но сейчас ФРС столкнулась с сочетанием сильного спроса со сбоями в производственных цепочках, которые, похоже, вряд ли будут быстро устранены. Ирония в том, что ФРС, возможно, изменила свою политику ровно в тот момент, когда изменился сам экономический режим.

Но не будет ли у монетарных властей больше вариантов действий, благодаря большей гибкости? Возможно, нет. В нынешнем сценарии Конгресс только что потратил триллионы долларов, чтобы добиться наилучшего восстановления экономики, которое только можно купить за деньги. Представьте себе, как разъярятся конгрессмены, если ФРС сейчас начнёт торпедировать экономику, повышая процентные ставки и не пользуясь в полной мере той гибкостью, которую ему предоставляют новые принципы монетарной политики. Иными словами, одна из выгод чёткой системы инфляционного таргетирования в том, что у центробанка имеется политическое прикрытие для быстрого реагирования на рост инфляции. Но поскольку принципы политики изменились, это уже не так. В результате, почти нет сомнений, что будет больше инфляции, и длится она будет дольше. Более того, новые принципы были утверждены (в период, который сегодня выглядит как совершенно другая эпоха) с мыслью о достижении именно такого результата.

Впрочем, не только новая политика ограничивает эффективность действий ФРС. Ожидая мягкой монетарной политики и финансовых условий в течение неопределённо долгого будущего, рынки финансовых активов переживают подъём, который поддерживается активными заимствованиями. Участники рынка уверены (может быть, правильно, а может быть, ошибочно), что ФРС всегда готова прийти на помощь и сойдёт с пути повышения ставок, если цены на активы начнут падать.

Это означает, что, когда ФРС действительно решит действовать, ей, возможно, придётся сильнее повышать ставки для нормализации финансовых условий, а это увеличивает риски негативной рыночной реакции, когда участники рынков, наконец-то, поймут, что ФРС всерьёз настроена добиться своего. И вновь негативные риски повышения ставок – как для экономики, так и для репутации ФРС – оказываются значительными.

Изначально цель предоставления центральным банкам независимости от правительства заключалась в том, чтобы гарантировать, что они способны уверенно бороться с инфляцией, не подвергаясь при этом давлению с требованиями финансировать напрямую бюджетный дефицит правительства или удерживать стоимость государственных заимствований на низком уровне путём замедления темпов повышения ставки. Но сегодня на руках у ФРС долги правительства на сумму $5,6 трлн, профинансированные аналогичной суммой заимствований овернайт у коммерческих банков.

Когда ставки повысятся, ФРС самой надо будет платить по более высоким ставкам, что уменьшит дивиденды, которые она выплачивает правительству, и увеличит размер бюджетного дефицита. Кроме того, долг США сейчас равен примерно 125% ВВП, а значительная часть этого долга имеет короткие сроки погашения, то есть рост процентных ставок быстро проявится в виде увеличения стоимости рефинансирования. Проблема, которой ФРС в прошлом не уделяла большого внимания (последствия повышения ставок для стоимости финансирования госдолга), теперь станет центральной.

Да, разумеется, центробанки во всех развитых странах, а не только ФРС, столкнулись с аналогичными силами, которые вынуждают их сдерживать рост ставок. Соответственно, первый крупный центральный банк, который начнёт двигаться, может одновременно вызвать значительное укрепление валютного курса, замедлив темпы роста экономики. И это ещё одна причина, чтобы подождать. Почему бы не позволить другим сделать первый шаг, а потом посмотреть, не навлекут ли они на себя гнев рынков и политиков?

Если повторится сценарий, наблюдавшийся после 2008 года, или если Китай и другие развивающиеся страны станут источниками дезинфляционных импульсов в мировой экономике, тогда подобное ожидание окажется правильным решением. В ином случае нынешние препятствия, мешающие действовать центробанкам, приведут к более высокой и устойчивой инфляции и к более затяжной битве с целью поставить её под контроль. Джерому Пауэллу, начинающему свой второй срок на посту председателя ФРС, придётся взвешивать множество аргументов.

Рагхурам Раджан

Редакция не несет ответственности и может не соглашаться с мнением автора, которое он высказывает в блогах на страницах "Независимых"

блоги интеллектуалов

то, что читаем