"Они знали, на что идут": Как белорусское общество реагирует на массовое присутствие мигрантов

Deutsche Welle - оригинал статьи по ссылке

Многие говорят о сочувствии и сострадании по отношению к беженцам. Немало и тех, кто считает чужаков наглыми лжецами

"Мне их не жалко". "Сами виноваты". "Они знали, на что идут". "Нами манипулируют". "Да они богаче всех нас!"

Читаю ленту новостей в фейсбуке и понимаю, что проблема массового присутствия мигрантов на польской границе стала в последние дни темой номер один. И все мы не можем не думать об этом.

То, что происходит – это действительно, по определению западных политиков и экспертов, гуманитарная катастрофа. Потому что речь идет о человеческих жизнях и о нечеловеческих условиях, в которых оказались живые люди.

Реакция белорусов на эту ситуацию неоднозначная. И это можно понять. Многие говорят  о сочувствии и сострадании по отношению к беженцам. Немало и тех, кто считает чужаков наглыми лжецами, которые хотят захватить то, что им не принадлежит, и готовы ради этого на преступления и насилие.

Между этими полярными реакциями есть и другие высказывания, более мягкие и компромиссные. Многие сочувствуют, но видят опасность в тех, кто "понаехал", и поэтому обвиняют их самих в том, что происходит, хотя прекрасно понимают, благодаря кому это стало возможным.

"Понаехавшие" варвары

Те, кто возмущается поведением беженцев и признается, что их совсем не жалко – дескать, не такие уж они и беженцы, – что ими движет? Чем вызваны эти чувства?

Прежде всего, конечно, это страх. Страх вполне оправданный, ведь мы люди опытные и прекрасно знаем из истории, чем заканчивается нашествие так называемых варваров. У слова "варвары" в наше время очень плохая репутация. Хотя изначально варварами называли чужеземцев, людей, пришедших извне на чужую территорию, или, если уж совсем точно, говорящих на другом, непонятном языке. Потому что, как известно опять-таки из истории, такие "понаехавшие" варвары далеко не всегда вели себя "по-варварски", хотя почти всегда оказывали в той или иной степени влияние на культуру и язык местных жителей. И, кстати, нередко к их появлению были причастны местные правители.

И получается, что мы ещё и беспокоимся за нашу культуру, боимся ее потерять, хотим защитить не только наши жизни, но и наши ценности.

Но, как мне кажется, кроме этого вполне объяснимого опасения есть кое-что другое.

Люди, независимо от их культуры, языка и окружения, в котором они выросли, очень не любят выглядеть дураками. А то, что сейчас происходит, мы воспринимаем, как издевательство над нами. Мол, держат нас за лохов, мы же видим, что не такие уж они бедные, денег у них, видать, больше, чем у многих из нас, гаджеты, интернет, – да все у них есть!

И я давно заметила, что почему-то к теме денег большинство вполне культурных и цивилизованных людей необычайно чувствительно ("люди гибнут за металл" – эта история стара, как мир, чему уж удивляться!). Поэтому такое негодование и эмоциональные восклицания вроде "белорусов лучше пожалейте, детей, чьи родители сидят в тюрьме!"

Но ведь у жалости и сострадания нет ограничений. У человека вполне хватит сочувствия и к тем, и к другим, одно другому не мешает.

Толерантные белорусы?

А еще хочется спросить: а как же пресловутая толерантность белорусов – наше гордое знамя, национальная идея? Мирные, неимпульсивные, рассудительные, осторожные – все, что угодно… Но толерантные ли?

Мне кажется, что здесь произошла лингвистическая ошибка. Толерантность – это терпимость. Белорусам же свойственна терпеливость, а это совсем другое – вон сколько терпели, целых двадцать шесть лет!

А толерантность все-таки – понятие наднациональное и не имеет государственных границ или этнических рамок. Спросите у европейцев, что они думают о мигрантах, и, как говорится, вы откроете для себя много интересного. Но разница в том, что европейские государства стремятся к тому, чтобы подтянуть своих граждан до этой высокой планки развитой цивилизации, до уровня, на котором каждый должен соблюдать закон, но и жизнь каждого, даже его нарушившего, имеет ценность, в то время как нам, оказывается, до этого еще далеко.

А тем, кто убежден, что "варвары" – это зло, и от него нужно избавляться, а если понадобится, то и довольно жесткими методами, – я бы хотела напомнить: если мы стремимся защитить свою культуру и свои ценности, мы должны помнить, что они прежде всего в нас самих. Человечность, бережное отношение к человеческой жизни – это высшая точка развития цивилизации. История нам показывает, что, достигнув апогея, цивилизация неизбежно начинает спускаться с этой вершины, медленно движется к упадку и постепенному исчезновению. Можно ли это предотвратить или замедлить? И какими средствами добиваться этого? Трудно сказать. Но мы должны понимать, что нам придется сделать выбор: защитить свою территорию, свою жизнь, свои устои, или сохранить себя, свою идентичность, свои высокие человеческие принципы.

Можем ли мы что-то сделать, чтобы не потерять ни то, ни другое?

Наталья Дулина

Редакция не несет ответственности и может не соглашаться с мнением автора, которое он высказывает в блогах на страницах "Независимых"

блоги интеллектуалов

то, что читаем